Татищев Василий Никитич

1686 - 1750
Видный государственный деятель, крупнейший ученый и талантливый публицист, родился 19 апреля 1686 года. Он происходил из знатного, но обедневшего рода. Благодаря родственным связям В.Н. Татищев семилетним мальчиком был принят в число стольников при дворе царицы Прасковьи Федоровны. В 1720 - 1723 годах руководил казенными заводами на Урале. С 1739 года Татищев работал в Калмыцкой комиссии.
       31 декабря 1741 года именным указом императрицы Елизаветы Петровны Татищев был назначен астраханским губернатором. Астраханская губерния занимала тогда огромное пространство, включая Поволжье, до Саратова и все пограничные территории на юге и юго-востоке. Под Астраханью имелись небольшие плантации, снабжавшие Москву и Петербург арбузами, дынями и виноградом. Но в целом в сельскохозяйственном отношении край был мало освоен. Значительно более заметное для государства место занимала астраханская торговля.
       Утвержденный вопреки своему желанию губернатором обширного края, Татищев рассматривал свое новое назначение как ссылку. Но наряду с просьбами об отставке он просил у правительства помощи в решении практических вопросов и проявил множество деловых инициатив, сыгравших заметную роль в развитии края.
       О положении дел в губернии опальный губернатор в письме кабинет-секретарю И.А Черкасову писал следующее: "..сия губерния так разорена как недовольно сведующий поверить не может. Понеже люди разогнаны, доходы казенные растеряны и расточены, правосудие и порядок едва когда слыханы, что за так великим удалением и не дивно... Причина же сего есть главная, что неколи-ко губернаторов суда вместо ссылки употреблялись и, не имев смелости, или ничего, или бояся кого по нужде, неправильно делали. А может быть и то, что, не имея достаточного жалованья, принуждены искать прибытка, невзирая на законы".
       Татищев, осуществляя свои идеи по развитию экономики губернии, в "Предложении о размножении фабрик" (май 1745 года) подверг критике мануфактур-коллегию, которая к ремесленникам-ткачам подходила с теми же мерками, что и к владельцам мануфактур. Он предложил исключить мелких производителей из ведения коллегии, объединить их в цехи, поручив магистрату надзор за ними, освободить от уплаты пошлин при продаже своей продукции на три года тех ткачей, которые поселятся в Астрахани. Татищев полагал, что если его соображения будут приняты во внимание, то удастся увеличить производство в Астрахани тканей и значительно сократить их привоз из Голландии. Но эти предложения Татищева не были приняты мануфактур-коллегией.
       Ремесленники-ткачи, поселившиеся в Астрахани и принявшие русское подданство, были недовольны конкуренцией мелких производителей, живших в городе временно. Они просили, чтобы губернская канцелярия запретила производство ткацких изделий иноземным ремесленникам, которые не являются русскими подданными. Эта просьба была удовлетворена Татищевым. Решением губернской канцелярии от 12 сентября 1743 года иноземным ткачам запрещалось "впредь парчи делать, дабы имеющимся в подданстве российском ремесленным людям в распространении фабрик помешательства не было".
       В 40-е годы XVIII века в Астрахани выросла численность мелких производителей-ткачей, была основана вторая шелковая мануфактура, наблюдался рост объема производства, значительно увеличился вывоз астраханских изделий на внутренний рынок страны.
       В планы экономического развития Астраханского края, намеченные Татищевым, входило создание сырьевой базы для местной текстильной промышленности. Он полагал, что около Астрахани и Кизляра имеются "способные места" для выращивания хлопка и занятия шелководством. Татищев в мае 1745 года предложил поселить в этих местах вышедших из плена грузин и представителей других кавказских народов, дать им ссуду для устройства, приобретения скота, инвентаря и рекомендовать им заниматься шелководством, разведением хлопка, риса, чтобы спустя несколько лет они могли бы этим сырьем расплатиться с казной за полученную ссуду. Губернатор просил разрешения самому съездить туда, разобраться на месте и представить конкретный план заселения. Но это предложение Татищева не рассматривалось Сенатом в связи с тем, что в июле 1745 года он был отстранен от должности астраханского губернатора.
       Татищев стремился более рационально использовать местное сырье и организовать его обработку. С этой целью он предлагал основать кожевенный завод по изготовлению кож высокого качества из сырых конских шкур, чтобы эти кожи можно было продавать на внутреннем рынке и экспортировать в Закавказье, Иран и Среднюю Азию. Для работы завода имелись хорошие мастера, проживавшие в Астрахани. Однако крупные купцы не хотели приняться за такое дело, надеясь на разрешение вывоза за рубеж сырых кож, а "посредственные" купцы, не имевшие капитала, просили у казны ссуду в размере 2000 рублей на 5 лет без процентов. Татищев считал, что такую ссуду следует дать, но не все зависело от него.
       Целесообразным, по его мнению, было создание в Астрахани казенных текстильных предприятий, которые могли бы использовать местное сырье (верблюжью шерсть) для производства камло-тов и штофов (плотных шерстяных и шелковых тканей). В письме к И.А.Черкасову Татищев рекомендовал прислать в Астрахань мастеров с инструментами, чтобы научили местных людей делу (чесать, прясть, ткать), дабы завести казенные мануфактуры, а затем продавать их частным предпринимателям.
       Сенат по предложению Татищева объявил казенную монополию на торговлю корнем марены (растительный краситель), которая в изобилии росла в степях между Астраханью и Кизляром. Вводя казенную монополию на торговлю мареной, правительство рассчитывало избавить суконную промышленность от необходимости закупки красителя за рубежом и тем самым создать более благоприятные условия для ее развития.
       Татищев послал в Кабинет для пробы ящик соды (а затем еще 1,5 пуда), полученной из местных трав. Сода была приготовлена под его наблюдением, согласно описанию, "как в Гишпании делается". Он просил выписать мастера из испанского города Аликанте (Валенсия), где "наилучшую соду делают". Сода, присланная из Астрахани, была испытана на заводах при изготовлении стекол, зеркал, разной посуды и получила высокую оценку. Было решено отказаться от импорта и использовать астраханскую соду.
       Ознакомившись с рыбными промыслами, губернатор наметил ряд мероприятий по искоренению злоупотреблений в рыбной промышленности. Выяснив, что рыболовецкие участки не были нанесены на карты, Татищев выписал геодезистов для составления карты Волги, земельных угодий и рыболовных промыслов. Астраханские рыбные промыслы эксплуатировались непосредственно казной, находились в ведении Коммерц-коллегии и прибыли не давали. В связи с этим было решено отдавать астраханские воды на откуп. Но вопреки мнению Татищева, откуп был передан компании московских, а не астраханских купцов. В результате часть купцов разорилась, в городе резко выросли цены, что вызвало недовольство населения.
       Изучив, как развивалось садоводство в Астраханской губернии, Татищев предложил Коммерц-коллегии и Сенату часть астраханских казенных садов "распродать или в оброк отдать" по причине, что если содержать сады за счет казны, "то, конечно, более убытка, нежели прибыли будет, особливо, что заводчиков и работников мало осталось". Для содержания той части, что останется в казне, "выписать из Франции мастеров двух и работников определить... Если же мастер прислан будет, то тогда надлежит четыре или шесть учеников из дворянских детей определить, дабы впредь свои мастера были".
       Астрахань была крупным центром торговли России с Северным Кавказом, Закавказьем, Ираном, Средней Азией и Индией. Решающая роль в торговле в первой половине XVIII века принадлежала армянским и индийским купцам. На их долю приходилось 2/3 всего торгового оборота. В ирано-европейском обороте через Россию (Астрахань - Москва - Петербург) армянское купечество занимало монопольное положение. Не случайно поэтому было особое внимание губернатора к положению армянских и индийских купцов, поселившихся в Астрахани, и последовательное осуществление покровительственной политики по отношению к ним.
       Русское правительство, исходя из военно-политических соображений, запрещало в XVIII веке экспорт из России в восточные страны железа, пороха, селитры, военного снаряжения и материалов, необходимых для строительства и оснащения флота. Подобными ограничениями стремились не допустить усиления в военном отношении кочевых народов и государств на восточных и юго-восточных границах, появления на Каспийском море другого флота, кроме русского. Вывоз хлеба также был ограничен. Эти меры искусственно сдерживали развитие русско-восточной торговли и не достигали полностью своих целей. Татищев считал такую политику недальновидной и создающей преимущества для купцов других стран.
       Татищев при участии представителей русского, армянского и индийского купечества, двух владельцев шелковых мануфактур Астрахани составил проект таможенного тарифа для Астраханского порта: "Рассуждение о товарах привозных и отвозных Астраханского порта". Основные задачи этого проекта заключались в том, чтобы оказать содействие русской обрабатывающей промышленности, обеспечить России более благоприятный (а по возможности активный) баланс в торговле с восточными странами, защитить интересы русского купечества и увеличить доходы казны. Правительство в то время не разделяло мнение Татищева о свободной торговле всеми товарами без исключения. Его предложение отказаться от одинакового обложения всех товаров в экспортной и импортной торговле принято не было, и проект отклонили.
       В конце 30-х и 40-х годов Татищев добивался расширения торговых связей с Казахстаном и Средней Азией. В 40-е годы внешнеполитическая обстановка была неблагоприятной для развития торговли. Торговые люди Астрахани, особенно Бухарской слободы, которые в основном были выходцами из Средней Азии и поддерживали постоянные торговые связи со своими соотечественниками, юртовские татары и купцы других городов обращались к Татищеву с просьбой разрешить им посылать торговые караваны в Среднюю Азию. Однако самостоятельно, без санкции центральных органов власти он не мог решить этот вопрос. В июле 1742 года в ответ на свое донесение астраханский губернатор получил указ Коллегии иностранных дел, разрешавший ему отпускать торговые караваны в Хиву и Бухару по собственному усмотрению. Но этот указ действовал недолго, весной следующего года в Астрахань поступил указ Сената от 4 марта 1743 года, запрещавший отпуск караванов. Попытки Татищева убедить Сенат и добиться отмены запретительного указа успеха не имели.
       Особое внимание В.Н. Татищев, как астраханский губернатор, уделял вопросам обеспечения охраны рубежей России. Ни у правительства, ни у местной администрации не было ясности, как будут развиваться отношения с Персией. Резидент и консулы в прикаспийских городах давали противоречивые сведения о намерениях персидского шаха. Обстановка особенно осложнилась после того, как агент английской торговой компании Эльтон перешел на службу к персидскому шаху и пообещал построить корабли на Каспийском море. Вторжение Надир-шаха на Кавказ заставило правительство вернуться к вопросу об усилении Каспийского флота. 23 ноября 1742 года Татищев получил указ, возлагавший на него обязанности по руководству адмиралтейством в Астрахани. В его распоряжении было 5 гекботов и 5 шмаков, для вооружения которых было найдено 14 пушек 4- и 6-футового калибра (в 1725 году у России на Каспии было 177 судов и более тысячи матросов и корабельных рабочих). 3 гекбота по заказу Татищева должны были строить в Казани, на них предполагалось разместить 24 пушки. Татищев предложил построить в Астраханской губернии 5 крепостей, но его инициатива не нашла полной поддержки, и построена была только одна крепость - Енотаевская (1742 г.). Она была оснащена 4-мя чугунными пушками. Просьбы губернатора прислать пушки с уральских заводов остались без рассмотрения.
       Татищев был противником военного столкновения с Персией. Передислокацию русских войск на Северный Кавказ в зимнее время в условиях бескормицы считал гибельной. К тому же, по мнению Татищева, зимой персидское войско не могло бы даже добраться до астраханских пределов, не имея ни фуража, ни зимней одежды. Татищев предложил отложить решение дела до февраля, когда замыслы персидского шаха прояснятся. Созванный губернатором Совет поддержал его предложение, дальнейшие события показали его полную правоту: уже в январе 1743 года Надир-шах взгляды Татищева о важности изучения древностей и разработка им методики археологических исследований позволяют считать его одним из зачинателей русской археологической науки. В.Н. Татищева можно назвать создателем исторической географии. Замечательным его нововведением было привлечение к истории новых исторических источников - дипломатических бумаг и актов, выписки из которых он сделал в архивах Москвы, Казани, Астрахани и многих других городов. Обладая глубокими знаниями в инженерном, горном, артиллерийском делах, в математике, геологии, археологии, лингвистике, В.Н. Татищев особенно ярко проявил себя как ученый-историк. Ему удалось в значительной части завершить свою "Историю Российскую". Этот труд представляет выдающееся явление не только по обилию впервые собранных сведений, но и по философскому и политическому освещению излагаемых событий. Он сохраняет значение по сей день как ценнейший памятник истории и культуры XVIII века...


ВСЕГО ГОЛОСОВ
Новости

Пресс-релизы [стр. 1, 2, 3]
Интервью [стр. 1, 2]
СМИ о Именах

ПРОЕКТ В ЧИСЛАХ

Кандидатов:
В "Лицах истории"- 69

В "Общ. признании" - 67

В конкурсе:
Сочинений - 93
Эссе -23
Рисунков -33
Интервью - 9
Викторин - 9

ГОЛОСОВАТЬ

image

ПАРТНЕРЫ

НАВЕРХ